Рассказы женщин

Дура в янтаре (Рассказ разведенной женщины)

Говорят, янтарь обладает целебными свойствами. Не знаю про весь янтарь, а вот про одно янтарное украшение, несомненно обладающее целебными свойствами, могу рассказать.

Но расскажу вам по порядку. Муж меня бросил. После 20 лет супружества бросил! На суде объяснял это тем, что детей у нас нет, а он очень хочет иметь детей. Наверное, потому и замену мне подобрал лет этак семнадцати с виду – добрые люди видели и мне доложили. В прежние времена, говорят, развод иногда годами тянулся. Наверное, это было и правильно, особенно для мужичков, вступивших в «опасный возраст»: пока суд да дело, блудный муж успеет за это время перебеситься, опомнится и вернется в семью – если его там еще ждут. А в наше время не так… Я и оглянуться не успела, как уже оказалась разведенной и выселенной из поделенной мужем трехкомнатной квартиры в однокомнатную. Правда, расположенную в центре, как и прежняя квартира, и на том спасибо.

Осталась я одна. И пошла я страдать-переживать, на все стенки по очереди лезть! То лежу, сама себя корвалолом отпаиваю, то по знакомым и родственникам бегаю, жалуюсь всем на то, как мой Гришка со мной поступил. Во всех подробностях описываю не только, как он меня обманывал, как разводился, но и как я все его подлые поступки переживаю. И вывод делаю: разумная жизнь кончилась, не знаю, как жить дальше – или с ума сойду, или с собой покончу. Подруги, и даже мужья их, утешают, а мне легче не становится…

И тут приезжает моя подруга Маринка из Севастополя. И не просто в гости приехала или по делам, а ко мне – помочь мне в моем горе. Ну, я ее встречаю на вокзале, везу домой, за стол сажаю, чай наливаю и начинаю… Маринка слушает, ахает, головой качает. А потом вдруг спрашивает:

– Так как я понимаю, Гриша твой оказался обманщик?

– Еще какой обманщик-то!

– И распутник? – Она похлеще выразилась.

– Козел, выходит, твой Гриша?

– А раньше не был?

– Не был. Говорят, это у мужчин возрастное. Критический возраст, мужской климакс.

– Понятно. Был мужик как мужик, а подошел критический возраст – бац! – и уже не мужик, а козел. – Маринка на меня вдруг уставилась и стала внимательно разглядывать.

– Ты чего это на меня так смотришь?

– Да нет! Запустила ты себя, конечно, будь здоров, ну да это все поправимо. Я другое понять пытаюсь: если муж твой бывший мелким рогатым скотом стал, так с чего же ты так по нему убиваешься? Козел ушел, и в доме не воняет. Ты же радоваться должна!

Я поглядела на Маринку, Маринка – на меня, и вдруг принялись мы обе хохотать.

– Ну вот, ты уже радуешься, и правильно делаешь! – сказала Маринка, утирая слезы, выступившие от смеха.

Поуспокоившись, я постаралась вызвать в себе привычное настроение безысходной тоски: с чего бы мне вдруг веселиться-то?

– Оставь свои глупые шутки, Марина, мне не до смеха.

– Понимаю. Чувство юмора от горя отказывает. А если ты пока еще временами смеешься над собой – так это нервный смех.

Я опять чуть не рассмеялась, но сдержалась и сказала обижено:

– Это ты меня рассмешила своими шуточками. Не понимаешь ты меня, Марина, вот и смеешься. А я жить не хочу, у меня душа умерла!

– Душа у нас, матушка, не к смерти, а к бессмертию предназначена. Чтобы ее убить одного блудливого мужа маловато. А что жить ты не хочешь, так это вранье. Ты прекрасно живешь и тебя такая жизнь устраивает.

– Я – прекрасно живу?! Да ты с ума сошла!

– Нет, это ты слегка того, если до сих пор не поняла, что с тобой происходит.

– Чего тут не понимать? После двадцати лет брака мой муж.

– Да погоди ты со своим бывшим мужем! Дело вовсе не в нем, а в том, как ты переживаешь свое горе. С тобой случилась настоящая большая беда, это так. И только психически ненормальные женщины не чувствуют горя в такой ситуации. Но горе, раз уж оно свалилось на тебя, следует принять как болезнь: пережить его, понять, сделать выводы на будущее, вылечиться от него и жить дальше. А ты переживаешь неправильно, нездорово: горе твое, сидит в тебе, как муха в капле меда и блаженствует. Устроилось оно посреди твоей жизни, и упивается, и облизывается, и собой любуется! И других приглашает полюбоваться и посочувствовать.

– У меня душа болит, Маринка! Как ты не понимаешь?

– Ну, это еще не вся душа, а только малая ее часть! Причем самая дурная часть – безвольное себялюбие и саможаление. Да в каждой из нас сидит такая дура, этакая психо-муха, и ей только дай волю, она тут же найдет свою каплю меда, заберется в нее и станет наслаждаться горем. Пока не погубит хозяина и сама не сдохнет – она же дура!

– Жуть. А знаешь, как от этой психо-мухи избавиьться?

– Запретить ей жужжать. Ты ведь не станешь спорить, что больному о своей болезни лучше всего говорить со специалистом, с врачом, а не со всеми знакомыми подряд. Знакомые и друзья, конечно, будут и советы давать больному, и утешать его. Только вот советы могут оказаться не полезными, а очень даже вредными, и утешения только подогревают желание рассказывать о своей болезни со все большими подробностями. Говорить о болезни полезно только с врачом, ну да еще иногда с теми, кто такую же болезнь пережил и вылечился. Вот ты попробуй для начала запретить себе разговаривать о своем разводе с посторонними. Сумеешь справиться с собой – наполовину победила.

– Потому что вторая половина задачи сложнее – запретить и себе самой думать на эту тему, прекратить вести мысленные диалоги с бывшим мужем.

– Откуда ты знаешь про мысленные диалоги?

– По жизни знаю. Думаешь, ко мне в душу такая психо-муха не залетала? Залетала… Вот, смотри-ка, что я тебе привезла, какой подарок! – Маринка открыла сумочку и достала из нее бархатную коробочку. – Мне она больше не нужна, а тебе – пригодится. Держи!

Я взяла коробочку и раскрыла: в ней лежала большая капля янтаря на серебряной цепочке. Внутри капли янтаря что-то чернело. Я поднесла украшение к свету и увидела в янтаре небольшую мушку.

– Это что – символ?

– Это муха думала, что попала в мед, а мед-то оказался смолой… Так и наша психо-муха: сидит в сладкой смоле своего горя, жужжит и упивается, а потом глядь – увязла всеми лапками, да так, что уже и нет спасения. Я долго носила эту «дуру в янтаре», пока не научилась справляться с любым горем, не увязая в нем всеми лапками. А теперь ты поноси – авось и тебе поможет.

– Спасибо. Попробую носить… Чтобы самой не стать дурой в янтаре!

Рекомендуем онлайн курс, который поможет избежать ошибок при построении серьезных отношений: «Преодоление одиночества»

Источник:
Дура в янтаре (Рассказ разведенной женщины)
Дура в янтаре (Рассказ разведенной женщины). Рассказ Юлии Вознесенской читать онлайн.
http://www.perejit.ru/main/lovestory?id=123

Женщины на войне

Осенью 1941 года я по­шла в 10 класс Зуевской сред­ней школы № 1. Окончила ее и поехала поступать в Перм­ский мединститут. Приняли нас без экзаменов, но вместо заня­тий мы попали на сельхозработы. Картошку копали, жали, косили, сплавляли бревна по Каме. 17-18-летние де­вочки без теплых ве­щей, кто в туфельках, кто в та­почках. Правда, к холодам студенток отправили на учебу. Учиться.

Летом 1942-го года произошло событие в те военные годы, несомненно, исторического значения. В наш порт стали прибывать конвои наших союзников – англичан и американцев. Они везли нам помощь: медикаменты, продовольствие и, главное, оружие для нашей Красной Армии. Для иностранных моряков в городе открыли интернациональный клуб, чтобы наши гости могли.

Дочка известного генерала Вера Наливайко слы­ла большой умницей: в Ленинграде до войны изучала французский и испанский; эвакуировавшись в родной Архангельск, быстро освоила английский язык. Веру часто приглашали в качестве переводчицы на официальные переговоры и дружеские встречи с иностранцами.

Уставали. Весь день были на ногах, а ночью тоже не всегда высыпались. Через ночь нам устраивали подъем по тревоге. Вскочим и бежим вокруг большого здания типографии: ложка за голенищем сапога, ко­телок гремит у пояса. После трудового дня спали креп­ко. Утром должны были быть бодрыми, с хорошим настроением.

В 1946 году уже 15 молодых русских женщин, связав­ших свою судьбу с англичанами, надеялись получить выездную визу. В целях безопасности (НКВД развер­нул активную охоту за «советскими женами») все они жили на территории Британского посольства. Там и работали. Люся, как и другие добровольные затворницы, не теряла надежды на воссоединение с мужем.

Еще одно важное событие произошло в 2011 году, когда Синод Сербской Церкви принял решение посмертно наградить орденом святой царицы Милицы Диану Будисавлевич за невероятный подвиг милосердия и героизм. Диана спасла из усташеских концлагерей 15 336 детей (более 12 тысяч из спасенных пережили войну).

Правда – сила самоочистительная, ложь – разрушительная. Вот и выбирайте, ради чего надо жить. Сотворить беду — ума не надо, предотвратить — нужны потуги. Без потуг и родов не бывает. Героизм, мужество — это тоже правда. Как их надо понимать? Думается, они содержат два начала: материальное и идеальное. Материальное – героический подвиг, мужественный.

На первых допросах Елена виновной себя не призна­ла: «В шпионской связи с английскими разведчиками я не состояла и никакой работы в их пользу не про­водила». Добрый следователь не бил, а только истязал ночными пяти-, шестичасовыми допросами. Девушка не сдавалась, даже пришлось продлить срок следствия. Наконец Елена не выдержала, «раскололась».

Я никогда не брала шмотки, у меня было предчувствие: если возьму — убьют. Ребята многое предлагали, я отказывалась. Взяла только трижды. У меня всегда были предчувствия: посмотрю на кого-нибудь из ребят и знаю — погибнет. Так и было. Колька Иванов, в годах (не было еще пятидесяти), дает мне перстенек с красным камешком, одевает на руку. Смотрю на него.

В основном молодые люди приходили интелли­гентные, с Евангелием в руках, что тоже вызывало улыб­ки переводчиц и официанток. Молоденькую Анюту — Энн союзники привечали, но старый многоопытный начальник Грицберг быстренько ее научил, как вежли­во отказываться от назначаемых свиданий.

Все грузы по ленд-лизу принимались в соответствии с официальными формулярами: проверялись спис­ки экипажа, документы, сертификаты и описи грузов, вплоть до патента на поднятие флага данного судна. В перечень контрабандных товаров входили питьевая сода, черный перец, кремни для зажигалок, швейные иглы — попробуй, уследи!

На войне я вообще все стала чувство­вать и видеть по-другому. Там не скроешь ни подлости, ни трусости. Уверена: все, кто через фронт прошел, кто честно вое­вал, достойны звания Героя. И, как чело­век, который к наградам самое прямое от­ношение имел, точно знаю: подвигов было совершено в сотни раз больше, чем вру­чено орденов и медалей.

«Колхозы начались, забрали у нас землю, всю скотину. Где-то в 1939-40 годах стали раскидывать хутора. Приезжали, ничего не говоря, разбирали дом — и что хочешь, то и делай. Только сараи оставляли. Землю дали в деревне. Кто мог, строил новый дом. А нам как хату сложить? Мужчин не было, я — самая старшая была и два брата».

С одной стороны, ее сломали офицеры английской разведки, завербовав в свои агенты мало что понимавшую в этом девушку. Они уходили из ее жизни, что называется, по-английски, не попрощавшись, видимо, понимая, что пользу она им принести не может. Хотя, наверное, агент по фамилии Трофимова фигурировал в их секретных списках и за ее «разработку» кое-кто из ухажеров получал повышения и награды.

Еще недавно было лето, а теперь казалось, что оно ушло далеко-далеко. За месяц до начала войны я окончила фельдшерско-акушерский техникум и даже успела немного поработать в роддоме имени Снигирева. Помогала принимать роды, пока не наступило это страшное воскресенье.

После бригады «брюшная полость» к нам прислали бригаду по «конечностям». Я не знаю, что лучше: физические переживания боли, или моральные, когда врач говорит, что для спасения жизни нужно отрезать ногу или руку. И это было ужасно, когда взрослые мужчины плакали перед операцией.

Я не боюсь, что меня могут убить, у меня один страх — до войны я никогда не видела мертвых. Когда у меня умерла мама, мне было 7 лет, и моя дорогая бабуля сказала, что не надо травмировать девочку, — пусть мама останется в ее памяти живой. И вот я еду на фронт, где обязательно будут мертвые, а вдруг я упаду в обморок?

Как врачи смогли такое ей сказать, что мама от нее отказалась. И вот она вернулась в палату на этой своей маленькой колясочке на четырех колесиках, подъехала к своей кровати и так это весело сказала: «Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!». Я с ужасом смотрела на нее.

На рассвете приехали в Малое Еглино, где жили родители мужа. Стучу в дверь. Вышла свекровь, страшно побледнела и воскликнула: «Ксана, зачем же ты приехала? Мы сами еще наде­емся уехать во Мгу…» Я поняла, что совершила ошибку, первую на своем пути скитаний по дорогам войны.

Я думала уйти добровольно на фронт. Как-то мама с Инной уехали в соседнее село: приехал детский дом. А я ушла пешком 30 км до Мышкина в комиссариат. Комиссар выслушал и говорит: «Так. Без согласия матери не отправлю. Давай, приходи с мамой». Мы с мамой пришли. Мама расплакалась: «Не берите, муж погиб, и дочь погибнет. Пожалуйста, не берите!»

Японская авиация совершает налет на американскую военно-морскую базу в Пёрл-Харборе.

Источник:
Женщины на войне
Осенью 1941 года я по­шла в 10 класс Зуевской сред­ней школы № 1. Окончила ее и поехала поступать в Перм­ский мединститут. Приняли нас без экзаменов, но вместо заня­тий мы попали на сельхозработы.
http://www.world-war.ru/category/zhenshhiny-na-vojne/

Зверства пришельцев над русскими девочками

Специалисты уверены: в стране орудует инопланетная ОПГ.

— Они ненавидят нас, понимаете, ненавидят! — кричала Дороти Стаут под гипнозом. — Мы были нужны им лишь для того, чтобы они могли создать расу гибридов для колонизации нашей планеты!

Когда пять лет назад научный еженедельник «Колорадо обсервер» опубликовал сенсационные результаты обследования под гипнозом 29-летней служащей банка в клинике Денвера, ученые США лишь посмеялись. Мол, знаем мы про этих марсиан и инопланетян, надоело!

Однако сегодня очевидно — прежде казавшееся если не бредом, то лихой фантастикой, ныне становится реальностью. И уже светила американской науки говорят о НЛО и пришельцах из других миров как о свершившихся реалиях. Во всяком случае возглавляющий «Проект Дискавери» доктор Стивен Грир обратился в конгресс США с требованием организовать слушание по проблеме НЛО.

В мае нынешнего года РИА «Новости» достаточно подробно рассказало о группе «Проект Дискавери», в которую наряду с учеными наиболее крупных научных центров Северной Америки входят генералы NАSА (Космического агентства США), Пентагона и, что самое интересное, ФБР. Выяснилось, что эта группа с 1993 года ведет сбор документальных материалов, подтверждающих существование НЛО, и на сегодня располагает видеозаписями, подтверждающими не менее сотни фактов пребывания инопланетян на Земле и в околоземном пространстве. Среди свидетелей — пилоты НАСА и космонавты, ученые и предприниматели, офицеры полиции и другие весьма уважаемые в обществе люди.

В России также есть многочисленные свидетели действий инопланетян. И среди них не только такие известные люди, как пилоты первого класса Анатолий Подшивалов и Сергей Строганов, летчик-испытатель, Герой Советского Союза, и супруга советского космонавта № 4 Марина Попович, академик Марк Мельхикер и доктор физико-математических наук Вячеслав Гомоляко и Юрий Фелезин, но и представители следственных органов.

— — Рассмотрение конгрессом США вопроса о НЛО представляет огромное значение. — считает доктор Грир. — Речь идет о существовании и возможных контактах землян с представителями разума из других миров. Речь идет и о том, как защитить землян от возможных — и уже происходящих! — случаев насилия со стороны инопланетных существ.

С тех пор еще восемь подобных случаев было только по официальным каналам зарегистрировано в США и Канаде. Известны два таких же эпизода в Бразилии и по одному во Франции и Японии,

Впрочем, не менее зловещие события происходят на Земле. Председатель Ассоциации уфологов Центрального федерального округа России Владимир Токтаулов рассказал нам, что только за последние три года в Калужской, Смоленской и Курской областях произошли пять весьма странных изнасилований, восемь похищений и возвратов молодых женщин и четыре загадочных ограбления.

— Владимир Григорьевич, что вы считаете странными и загадочными преступлениями? — обратились мы к г-ну Токтаулову.

— Давайте по порядку. Сначала об изнасилованиях. Такой пример. В городе Сафоново Смоленской области летом 2000 года была изнасилована Валентина Лычкова (фамилия изменена) 1979 года рождения, уроженка города. Она возвращалась домой поздним вечером, около 23.30, неожиданно в нее уперся луч яркого света, исходивший откуда-то сверху, и тут же погас. Пространство вокруг нее стало неестественно плотным настолько, что она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Валя ощутила, как нечто столь же плотное проникло внутрь нее, заполнив все тело. Сначала стало страшно, потом необыкновенно весело. Но ни кричать, ни смеяться она не могла. Вскоре луч вновь пронзил темноту. Плотность в теле и вокруг нее мгновенно исчезла. Луч пропал, и девушка упала без сил.

В милиции, куда она обратилась через час, ей велели идти домой, пока не отправили в психушку. А через три месяца она пришла в женскую консультацию — исчезли менструации, и врачи с удивлением обнаружили у нее беременность при наличии. девственной плевы! Тогда-то она и обратилась к нам. мы настоятельно рекомендовали девушке сделать аборт. Она сделала. Но врач, к своему величайшему удивлению, плода не обнаружил!

— Понимаю ваше недоверие. Но у нас есть кинопленка, на которой полностью отснят этот аборт, вернее операция по прерыванию беременности земной женщины от инопланетного сгустка энергии. Фильм был сделан с разрешения Валентины Лычковой. Главное же в том. что подобные события чуть раньше происходили в Курске, Мо-сальске Калужской области и Юх-нове. А совсем недавно, в апреле нынешнего года, в Рославле.

— Похищения женщин вы тоже связываете с происками злого инопланетного разума?

— Вполне. Вот посмотрите, у нас зарегистрированы все случаи такого рода — в городе Ливны Орловской области, в подмосковных Луховицах, в Курске и неподалеку от него в городе Курчатове, дважды — в поселках рядом с Калугой. Извините, ни адресов, ни имен потерпевших, к сожалению, в газете писать нельзя. Нам удалось с огромным трудом доказать правоохранительным органам и психиатрам, что похищенные и возвращенные женщины вовсе не сумасшедшие (кстати, у шестерых из восьми известных нам похищенных дам нервный стресс уже прошел). И с еще большим трудом удалось прекратить возбужденные было дела против их родственников.

— Боже правый, а дела-то с какой стати возбуждались?

— Посчитали, что имел место некий злой умысел с их стороны. И как минимум заведомо ложная информация.

— Вы говорили, что инопланетные организованные преступные группировки и грабежами не брезгуют?

— Совершенно верно. Причем и в этом случае они действуют однообразно, словно по запрограммированной схеме. И опять милиция не верит потерпевшим. Но я сразу хочу сказать, что ни в коем случае не обвиняю милиционеров в халатном отношении к своей работе. Программу борьбы с агрессивными инопланетянами нужно принимать на государственном уровне, а пока ее нет. представители правоохранительных органов не захотят казаться сумасшедшими.

— Так что же это за грабежи такие?

— Мы полагаем, что для ряда межгалактических кораблей в виде топлива требуются какие-то элементы золота. Поэтому инопланетяне разработали схему его изъятия у землян в течение буквально пяти минут. Пучок света направляется на коттедж — не буду скрывать — новых русских. Дом мгновенно оказывается объят неким холодным пламенем. Если там кто-либо есть, то они теряют сознание. Тем временем внутренности дома продолжают «гореть». Затем очевидцы со стороны наблюдают красно-желтый всполох над домом. Тут же луч гаснет. И все. Дом остается цел. Люди в нем приходят в сознание.

— Так в чем грабеж-то?

— А после этого в доме не оказывается ни одного золотого изделия. Понимаете, нашему государству все-таки еще далеко до демократии. Мы трижды отправляли письма в Государственную Думу с просьбой, чтобы там прислушались к нашим выводам. Нам даже не ответили.

© Агентство экзотических новостей и газета «Криминал» № 30 (278) 2001

Источник:
Зверства пришельцев над русскими девочками
НЛО нападают на беззащитных женщин, похищают, насилуют. В стране, наряду с солнцевской, тамбовской, уралмашевской, действует инопланетная ОПГ.
http://www.aferizm.ru/stati/chudo/st_ch_zverstva_nlo.htm

ЛУННАЯ ЖЕНЩИНА

Она покорилась мне сразу, эта удивительная женщина. Я ворвался в ее жизнь стремительно и неотвратимо, не дав ей даже осознать случившегося. Она полюбила меня, не понимая, кого любит, и чувства ее не имели ничего общего с теми, что я вызывал у сотен других, в чьи судьбы мне доводилось вторгаться.

Женщина не отличалась ни знатностью, ни богатством. Ее внешность. возможно многих она оставила бы равнодушными. Но какое мне дело до ее внешности, когда все ее существо лучилось дивным внутренним сиянием. В этом сиянии тайна неуязвимости, в этом сиянии возвышенная отрешенность и взлет. В этом сиянии слабость ее и сила.

Ее судьба принадлежала ей лишь до встречи со мной. Если она — планета, то я — метеорит, от внезапного столкновения с которым прожгло ее атмосферу и недра, сбило траекторию полета. Чем чревато наше столкновение, предугадывать боюсь. Ведь счастья — в человеческом понимании этого слова — я никому еще не приносил. Но есть на свете и другое счастье, подлинное. И она должна его познать. Я так хочу.

Ее чувство явилось ответной реакцией на мое непреодолимое влечение к ней, которое впервые за сотни лет я испытал к живому человеческому существу. С той поры она уже не могла оставаться прежней, не могла обходиться без меня. Я научил ее смотреть на мир через меня, думать и чувствовать через меня, о чем она впрочем даже не догадывалась.

Ее муж, дети, повседневные заботы отодвинулись для нее по ту сторону реальности. Стушевались, поблекли, утратили смысл. Я стал ее единственной реальностью, единственным смыслом жизни.

Она постоянно искала уединения, чтобы украдкой полюбоваться мною. Ее пальцы ласкали меня, ало светясь любовью. Она целовала меня всякий раз, отходя ко сну. И улыбка блаженной умиротворенности еще долго покоилась на ее погружавшемся в дрему лице.

С каким нетерпением ждал я мгновения, когда сон целиком завладеет ее телом. Потому что сон был единственной возможностью общения с нею.

. Она пробуждалась на заре, легкая и счастливая, не задумываясь, что именно делало ее такой.

Правда иногда, вопреки моему желанию, ей все же удавалось сохранить в бодрствующей памяти обрывки ночных видений. Они и радовали, и тревожили ее. Ее жизнь раздвоилась: в одной — грубоватая, назойливая чувственность мужа, капризы детей, скучные хлопоты по дому, необходимость придерживаться общепринятых и оттого особенно тягостных контактов с внешним миром; в другой — прибежище таинственного света, блаженства, раскрепощенной духовности, заполнившей все ее естество.

Конечно ей и в голову не пришло бы связать каким-либо образом свое новое состояние со мной. А я жадно поглощал ее любовь, врастал в ее судьбу тончайшими нитями своего тайного владычества. Отныне я — ее судьба. Ее рок. Ее путеводная звезда.

Видно, в наказание за беспутно прожитую жизнь я был воплощен в камень. Дно океана стало моим пристанищем в следующем рождении.

Ни медлительный, скользкий хозяин раковины, ни ее крепкие створки, пугливо захлопывающиеся от малейшего прикосновения, ни толща тяжелых соленых вод не могли помешать мне лелеять в себе бездонность космических просторов, впечатавших в свое тело меня. океан. всю планету. которая столь же велика, сколь и ничтожно мала в сравнении с бесконечностью. Я принес это самоощущение в камень. И счастлив, что его у меня не отняли. Мое ложе прекрасно. Покой восхитителен. Я — хозяин раковины, нижняя створка которой дно океана, а верхняя — необъятное звездное небо.

Помнится, прежде превыше всего ценил я суетное движение, безумную устремленность к очередной абсурдной и эфимерной цели. Культивировал в себе пагубные эмоции — жгучую алчность на все, что проплывало, улетало, ускользало из моих рук. Жизнь в движении и обладании, по человеческой наивности думал я.

Теперь я лишен возможности проявлять себя в действии. Я заточен в каменные оковы. Не совсем быть может каменные, но не менее прочные. И это помогло мне осознать великую истину: жизнь есть покой, самоощущение, самоуглубленность, созерцание. Все остальное лишь распыляет внутренние силы, истощает энергию, обедняет сознание, нарушает контакт с самим собой и с Вселенной. Не искать ничего и знать все — вот блаженство, вот подлинная сущность пребывания. Как мог я не понимать этого прежде! Как мог так долго плутать в самом себе.

Какое мне в сущности дело до того, кем я был раньше. Здесь, на дне океана я обрел себя. Выходит, не наказали меня Высшие Силы, а наградили. Суетность земных существ не достигала моего пристанища. Присутствие водных обитателей не тревожило, не нарушало внутренней гармонии, умиротворенной расслабленности.

Я не замечал, что скользкий хозяин моего нового пристанища без устали трудился, наращивая и наращивая толщину моих оков, делая их все более прочными, более гладкими. Оковы не досаждали мне. У меня открылось духовное зрение, и я теперь видел все лучше, острее и глубже, чем обманчивым человеческим зрением. Я видел, как солнечные лучи пронизывают океан радостными, жизнь несущими стрелами, рассыпаясь тончайшими оттенками всех цветов.

Но с особым нетерпением и восторгом ждал я лунных ночей — это великое священнодействие Природы. Я таял, растворялся, нивилировался в холодном, невозмутимо-величественном сиянии. Ведь и сам я — сгусток лунной энергии, капля лунного света, упавшая с неба, затерянная в океане, окаменевшая от тоски. То была ностальгия, боль и блаженство, слитые воедино.

Казалось, так будет всегда. Но волею неведомых сил, сделавших меня камнем, мне суждено было вновь окунуться в самую гущу мирских пороков. Я попал в руки людей. От них узнал, что имя мне — Жемчуг. Что я — самая крупная в мире черная жемчужина, которой нет равных.

Меня не только наказали за былые прегрешения, но и жестоко подшутили надо мной, сотворив драгоценным камнем и превратив в объект алчных вожделений, зла и насилия. Канули в прошлое солнечный свет, пронизывавший толщу воды, и дивно прекрасные лунные ночи.

Теперь меня заточали в непроницаемые шкатулки, обитые бархатом или сафьяном, в стальные сейфы, мрачные тайники. А если и удавалось мимолетно ощутить касание света, согреть мертвеющие покровы, чистоту наслаждения тотчас омрачали ядовитые эманации, удушливой волной источаемые теснившимися вокруг меня людьми.

Я тускнел и умирал неоднократно в руках злых и порочных своих владельцев. И воскресал, согретый теплом добрых, открытых сердец.

Итак, я — ценное сокровище. Объект низменных желаний. Силы небесные, за что такая кара!

Нет, я не жаловался. Но и не желал погибать. Чтобы выжить, нужно защищаться, сказал я себе, и избрал удел рокового камня. Впервые мне удалось испробовать свои силы в год, когда юный смазливый придворный, прикинувшись страстно влюбленным, проник в спальню королевы и похитил меня из ее золотого ларца.

Обман и коварство не должны служить залогом удачи — решил тогда я. Похититель был тут же наказан. Помутнение рассудка стало ему расплатой. Он кончил дни свои в смирительной рубашке, на больничной койке.

После тягостных скитаний из одних рук в другие я попал к знатной даме, высокомерной и своенравной. Ей преподнес меня в дар ее супруг.

Какое-то время я покорно украшал ее взбалмошную головку, вознесенный диадемой, усыпанной брилиантами и сапфирами, над роем ее поклонников. Она была не слишком неприступна и не слишком разборчива, моя очередная владелица. И это погубило ее. Подозрения в измене стали преследовать ее супруга. Доказательства не заставили себя ждать. Сластолюбивая ветреница была с позором изгнана из супружес-кого дома. А осиротевший господин на многие годы упрятал меня в громоздкий, окованный железом сундук.

Там, среди прочих драгоценностей и нарядов, конфискованных у опозоренной супруги, пролежал я до самой кончины господина, пока вездесущие наследники не отыскали меня на ложе из голубых сапфиров, бесславно венчавшим во тьме сундука покоробившуюся диадему.

Шли годы, люди упорно не желали верить в рок, сопутствующий моему появлению. Они тянули ко мне потные руки, а я разъедал их сердца, растлевал души, калечил судьбы. Я все еще лелеял надежду вернуться к сладостному созерцанию, к необъятным просторам океана, к гармонии с самим собой. Я жаждал покоя и свободы. Но они, эти бесчувственные создания, не желали замечать ничего, кроме перламутро-вых переливов моей оболочки и безупречности сферических очертаний.

Некогда у меня были глаза и уши, как у них. Но я был слеп и глух, как они. Теперь у меня нет ни глаз, ни ушей, но я прозрел всем существом своим, постиг истины, которые прежде считал непостижимыми.

Многое мог бы я рассказать теперь. Да нет сердца, способного услышать, осмыслить, воспринять. Нет сердца, способного разгадать и оценить подлинное сокровище, сокрытое во мне. Вокруг лишь грубая материя да низменные страсти. Те страсти, что некогда сжигали и меня.

Какое счастье быть камнем! И какое жестокое наказание.

И все же сердце, способное услышать и ответить, нашлось. В мир вошла Она. Она позвала меня своим самоотверженным гордым одиночеством, своей удивительной способностью растворяться во всем и оставаться цельной и чистой, как кристалл.

Она тоже любила лунные ночи. Она до безумия либила лунные ночи! С нетерпением ждала появления своей владычицы, и как только мир погружался во тьму, тайком от мужа и детей пробиралась в сад и вся отдавалась лунному потоку.

Чудо свершилось — я нашел родственную душу. Мой тогдашний владелец в одну из таких ночей спешил мимо ее сада к ростовщику с намерением заложить меня подороже и тем самым поправить свои расстроенные финансовые дела. Я достался ему в наследство от скаредного дядюшки, который так крепко цеплялся за жизнь, что пережил собственных детей. Племянник хорошо знал мне цену и понимал, что я для него единственный шанс удержаться на волне жизни. Жизнь и деньги для него были понятием единым.

. Но Лунная женщина пела в саду, и голос ее пронизывал меня насквозь. Никогда прежде я не испытывал ничего подобного. И я понял: быть мне ее наставником, ее властелином. преданным рабом. Ее судьбой. И так страстно я того пожелал, что юноша, спешивший к ростовщику, споткнулся. Замер, пригвожденный к земле. Прислушался.

Голос женщины, таинственный и тоскующий, призрачным сиянием струился вокруг, невыразимым блаженством проникал сквозь мой бесценный панцирь. Он ткал образы ночи — тающую во тьме дорогу, струи ветра, аромат цветов, черные силуэты дерев и ажурное кружево облаков, накинутое, как вуаль, на лик царицы ночи.

Всем существом своим устремился я навстречу этому голосу — юноша с неожиданной для него самого легкостью перемахнул через высокую каменную ограду. Расплывчатые очертания ее тела неясно белели сквозь деревья старого сада, застывшие, как и все вокруг, в сладкой истоме.

Юноша, вряд ли сознавая что делает, подошел к женщине совсем близко — она даже не испугалась, потому как в этот миг находилась в ином измерении. Голубоватый свет любовно очерчивал бледное, одухотворенное лицо, влажно блестевшие доверчивые глаза и рот, застывший на оборванной ноте.

— Вы так прекрасно пели! — прошептал юноша. — Человеческое создание не может так петь. Вы не человек, вы — сказочная фея. Вы — фея ночи!

Молодая женщина, окутанная шалью тончайшей лунной пряжи, со спокойствием богини взирала на него.

— Вы не гоните меня и не исчезаете. Не растворяетесь в ночи. Спасибо вам! — лепетал околдованный юноша. — Я знаю, вы бессмертны. А моя жизнь, увы, не состоялась. Я хочу, чтобы хоть одно живое существо вспоминало обо мне. О том, что и моя тень промелькнула однажды на этой бренной земле.

И так как она по-прежнему хранила молчание, он бережно извлек из кармана заветную коробочку, откинул крышку и, благоговея, протянул ей.

В пролившемся на меня лунном благословении я радостно и томно замерцал.

— Это самое прекрасное, самое ценное, что есть у меня. Примите мой дар, молю вас. Черная жемчужина должна принадлежать вам. Вам одной!

Лунная женщина словно в сомнамбулическом сне раскрыла ладони. Едва коробочка коснулась их, вверх по рукам побежали трепетные волны моего восторга, ликования, нежности. Волны коснулись ее сердца, завладели им. Она сладко вздохнула, приподнялась на цыпочки и. поцеловала незнакомца в губы — еле уловимым, будто вспорхнувшая бабочка, поцелуем.

Растроганный, он упал на колени, прижал к глазам край ее одежды. Какое-то время они походили на парковую скульптуру — женщина, белой лилией устремленная ввысь, и склоненный у ее ног юноша.

Я больше не удерживал его, он выполнил мое желание. Юноша медленно поднялся. И, не сказав больше ни слова, побрел вон из сада, уже не так легко и резво перебравшись через ограду. Я знал, куда увлекал его неотвратимый рок — воды черной реки затаились под сводами старого моста в предвкушении очередного жертвоприно-шения. Я знал. Но моя Лунная богиня не узнает никогда, что вместе с черной жемчужиной приняла в дар оборвавшуюся, как ее песнь, жизнь юноши. Да будет так!

В ту ночь я обрел последнее и самое желанное пристанище. В ту ночь я, впервые в своем последнем воплощении, обрел счастье.

Зажав в холодной ладошке нежданный подарок, она поспешила домой, чтобы укрыться в своей спальне. Хотя стояла глубокая ночь и все давно спали, она заперла дверь на ключ, повернув его дважды, и только тогда решилась взглянуть на меня.

Покоясь в ее ладонях, я мог мысленным взором обозревать все, чем она жила в этом мире: ее положение в обществе, привязанности, финансовые затруднения мужа. запущенный сад, дом, давно нуждавшийся в ремонте, растрескавшуюся мебель с выцветшей обивкой, незатейливый ассортимент ее туалетов в шкафу орехового дерева и фальшивых украшений в шкатулке на туалетном столике.

Удивительно, ее ничуть не взволновала мысль, что в крохотной коробочке, отданной ей ночным незнакомцем, заключено целое состояние. Любуясь моей красотой, перламутровыми переливами окраски, она осторожно извлекла меня из коробки и замерла пораженная. Ощутив пальцами тепло, она расценила его как признак затаенной во мне жизни. Конечно же я нес в себе жизнь, множество жизней, но тепло, удивившее ее, я впитал из ее сердца. Сам по себе, не согретый добрым присутствием, я холоден и бесстрастен, как и моя владычица Луна.

Не колеблясь ни минуты, она приняла решение скрыть меня ото всех, владеть мною тайно и безраздельно. Сама не понимая почему, она отнеслась ко мне не как к драгоценности, а как к живому существу.

Она не прятала меня, как другие, в глухие душные темницы, не изобретала хитроумных тайников и запоров — она носила меня под одеждой, на своей груди, у самого сердца. А на ночь бережно укладывала под подушку, что помогало мне не только беспрепятственно воспринимать ее мысли, ее сновидения, но и вмешиваться в них. И с той поры сон стал ее явью, а явь — сном.

Она не осознавала происходящих с ней превращений. Чтобы не случалось вокруг, на лице Лунной женщины неизменно блуждала отрешенно-загадочная улыбка, вызывавшая у ее супруга бессильную ярость. Его недовольство и раздражение разбивались вдребезги о ее непоколебимое спокойствие.

Мы часто гуляли вдвоем по саду. Шумная возня детей, ворчание мужа, иногда сопровождавшего ее, не отвлекали нас от мира грез, в котором мы оба пребывали.

Вековые деревья, уничтожившие могучими кронами всю растительность у своего подножья, цеплялись за мир скрюченными, заскорузлыми ветвями. Замшелые серые гроты уводили в глубь минувших столетий. Водоемы, скованные водорослями и тиной, принарядившись водяными лилиями, тщетно силились отразить бездонность и лучезарность неба. Морщинистые корневища то тут, то там вспарывали лоснящиеся от долгого попирания тропы.

Я слышал тихий влюбленный говорок, горячие вздохи, хрустальные россыпи детского смеха, приглушенный шепот заговорщиков, шуршание кринолинов о шелковые оборки. я слышал шуршание времени, хранимое угрюмыми аллеями старого сада. Она не слышала. И все же тени тех, давно ушедших, странным образом волновали ее, рождая неясные ощущения. Она ступала по тропе осторожной парящей походкой, будто боясь задеть что-то или кого-то.

Если раньше она проявляла лишь склонность к мечтам и грезам, то теперь полностью захлопнулась для внешнего мира, как захлопывалась перед непогодой раковина, породившая и взрастившая мое новое тело. Отказавшись от всего земного она так близко подошла к миру блаженства, счастья и покоя, что почти касалась его. Грань, непреодолимая для простого смертного, для нее стала совсем прозрачной, податливой, осязаемой. Лишь шаг или движение души отделяли ее от неведомого. Только я был способен помочь ей сделать этот решающий шаг.

Любой контакт с окружающими осуществлялся отныне через меня. Так свет, преломляясь в призме глаза, проникает в глубины сознания, обретая образы и понятия. Через меня и только через меня она вдыхала жизнь, воспринимала мир. Я же обрел в ней свое новое воплощение: у меня появились глаза, руки и сердце. Я нашел наконец долгожданный способ самовыражения, став Лунной женщиной. Я даже не ревновал ее к мужу, потому что не она, а я внутри нее вступал с ним в единоборство.

Но самым прекрасным в нашем удивительном союзе были ночи. И не только те ночи, что мы проводили в саду. Мы оба с трепетом и нетерпением ждали мгновения, когда прозрачный сон смежит ее веки, затуманит сознание, отключит тело. Ведь именно ее тело непреодолимой преградой стояло между нами, мешало ей сполна ощутить мое присутствие, мою любовь. И лишь когда оно, надежно охраняемое сном, расслабленно покоилось на простынях, мы, легкие и счастливые, наконец обретали друг друга.

Я уносил ее в путешествия по далеким странам, о которых она не имела даже представления. Мы парили над желтыми песками Сахары, над буйно вздымающимися волнами океанов, над царством вечного льда или непроходимыми джунглями Амазонки.

Иногда, проносясь над бетонными нагромождениями городов или стелящимися по склонам гор краснокрышими селениями, моя спутница изъявляла желание приблизиться, чтобы разглядеть людей, услышать их речь, понять, в каком времени они живут.

Я показывал ей древние восточные храмы с высеченными ликами богов, величественно вознесенные в самое небо мудрые вершины Тибета.

С моей помощью она могла лицезреть родную планету не только в ее нынешнем облике, но и такой, какой она была сотни, тысячи, миллионы лет назад. Потому что средством передвижения для нас была мысль и память Земли, в которой ничто не исчезает бесследно, ничто не изолировано, ничто не завершено.

Порой легкой дымкой мы уносились к ослепительно сверкающим зведам, бесконечным, таинственным мирам.

Но лишь изредка и очень осторожно я отваживался ступить с ней в тот мир, из которого сошел в камень, проплыть по сверкающим изумрудом долинам, полюбоваться бескрайними ландшафтами, излучающими дивный свет, передохнуть на берегах в величавом безмолвии катящихся рек. тех рек, которых не сыскать ни на одной карте мира.

Насильственно возвращаемая к реальности первыми лучами солнца, зовом детей, она проводила день как в дурмане, взволнованная, потрясенная, счастливая, бережно лелея затерявшиеся в памяти обрывки воспоминаний ночных путешествий и впечатлений, которые воспринимала лишь как прекрасные, волшебные сновидения.

Я не лишал ее заблуждений. Не имел права. Сон, грезы, смутные волнующие догадки, краткие и внезапные, как молнии, вспышки прозрения — вот все, на что она пока могла рассчитывать.

Моя любовь к этой женщине преобразила, так мне казалось, не только ее, но и меня самого. Я принял решение никогда и никому впредь не причинять горя, переродившись из рокового камня в счастливый талисман. Глупец, я верил, что от моего желания что-то зависит. Увы, мой путь, как и путь каждого, кто сошел в Жизнь, предопределен свыше. Даже Лунная женщина, которой я отдал всего себя, не избежала моего рокового влияния.

Случилось то, что должно было случиться. Муж, уязвленный ее упорным, необъяснимым охлаждением, ее тяготением к уединению, ее пренебрежением к семейным и супружеским обязанностям, заподозрил измену. Он следил за нею день и ночь, контролировал каждый шаг, рылся в ее вещах и бумагах. По всем канонам человеческой морали супруга была чиста перед ним. Успокоенный ревнивец готов был признать свои заблуждения.

Но однажды ночью, терзаемый бессонницей, он посетил спальню жены. Не я ли внушил ему эту мысль. если и так, я действовал во благо своей возлюбленной. Не той, что была замужем за ограниченным невежественным ревнивцем, а той, что обитала в ее теле.

Ворвавшись без стука в ее покои, он застиг ее за любованием мною. Испуганная женщина, крепко зажав в руке свое сокровище, попыталась спасти тайну. Но победила грубая сила. Он отнял у нее жемчужину.

Я не мешал ему творить зло. Теперь уже я с предельной ясностью понимал: все идет так, как должно идти.

При виде редкостной драгоценности его глаза вспыхнули алчностью и негодованием. Недолго боролись в нем два противоречивые чувства. Супруга уличена! И оскорбленное достоинство собственника победило — он имел несчастье любить свою жену.

Кто же, как не любовник, мог преподнести ей этот поистине царский подарок? Судя по всему, он знатен и богат. А может выскочка, ловкий делец, использовавший черную жемчужину небывалых размеров в качестве приманки? Кем бы тот ни был, для него оставалось загадкой, где и когда предаются они порчным утехам, как удается им так искусно дурачить его?

Игнорируя оскорбительные обвинения мужа, Лунная женщина хранила молчание. Только улыбка уж больше не блуждала на сразу поблекших губах. В тени ресниц затаился страх — страх навсегда потерять меня — единственное, чем она по-настоящему дорожила.

Муж продолжал наступление. Распаляясь все более, окончательно утратив контроль над собой, он дал ей пощечину — на щеке моей возлюбленной расцвела алая роза. Но она лишь снисходительно и печально улыбнулась — ведь он не ведает, что творит.

Он ударил ее вторично.

Ее губы болезненно дрогнули. лопнули, как перезревший плод. в муках родилась мольба:

— Верни мне жемчужину.

Он окончательно рассвирепел — вот значит как, чей-то дар ей дороже детей, семьи, супружеской верности.

— Так получай же свою жемчужину!

Он швырнул меня об пол и нанес сокрушительный удар башмаком. Мои нежные покровы хрустнули и. рассыпались.

Женщина стала бледнее полного лика Луны. Пошатнулась, взмахнула рукой — прощаясь ли с миром, желая ли удержаться. И замертво рухнула на раздробленные останки моей оболочки.

Если бы я вовремя не обратил на себя ярость разбушевавшегося ревнивца, сила рока, заложенная во мне, победила бы меня самого. Лунная женщина безвозвратно исчезла бы, как те, другие, имевшие неосторожность перечеркнуть мною собственную жизнь. И я, тоскуя и томясь, еще Бог весть сколько прозябал бы среди людей, обрекая их, как и прежде, на страдания. Но случилось иначе. Смерть телесная освободила нас обоих.

Невесомая, призрачная, прекрасная, взмыла ввысь Лунная богиня. И наконец увидела меня, мою подлинную сущность. Прозрение пришло к ней мгновенно. Она поняла смысл перемен, происходивших с ней при жизни, причины безудержного и непреодолимого влечения к большой черной жемчужине. Она поняла, что чувство ее взаимно. И многое-многое другое, о чем мы теперь уже вместе обязаны хранить тайну.

Былые странствия во сне всплыли образно и ярко. Легкость стала ее обычным и теперь уже единственным состоянием. Блаженное умиротворение — ее сущностью. Она поняла, что не только Солнце может быть источником света, и не только Земля — пристанищем духа.

Все разом преобразилось для нее, обрело смысл и мудрость, красоту и порядок. Многоцветие звука. Мелодичность света. Нежнейшие, мудрые потоки, пронизываю-щие все, что вокруг и внутри, подхватывающие, обволакивающие. растворяющие.

И вот мы уже вместилище музыки, игра красок, источник света, струны движения, устремленного к единственно возможной, дивно влекущей цели.

Так закончилось мое последнее рождение. Из сонма прошедших сквозь меня судеб мне удалось спасти одну, самую дорогую. Но разве этого мало? Уже только ради ее спасения стоило окунуться в трясину человеческих страстей.

Лунная богиня вернула мне способность любить, любить преданно и самоотверженно. Моя любовь освободила ее от оков земного тела, соединила нас в единое целое. Не значит ли это, что я прощен, вина искуплена, и мне никогда больше не быть снова камнем?

Источник:
ЛУННАЯ ЖЕНЩИНА
. ЛУННАЯ ЖЕНЩИНА — ПРОЗА; Элеонора МАНДАЛЯН.
http://www.krugozormagazine.com/show/Loon-Women.1671.html

Рассказы женщин

Уже две недели он находился в отделении реанимации городской больницы. Изредка приходил в сознание, но боль, съедавшая его изнутри, быстро изматывала, и он опять впадал в спасительное забытье. В краткие моменты просветления перед его мысленным взором пробегали последние дни беззаботной студенческой жизни, которые и привели его вместе с приятелем к такому печальному итогу.

Всё началось со ссоры с Алексом из-за какой-то дурацкой куклы из sex-shopa. Бессмысленная драка вылилась в конце-концов в бессмысленную попойку до такого состояния, что уже не помнилось, где и что пили. Видимо, под руку попалась какая-то хозяйственная жидкость, которую и употребили не по назначению. Это было даже не отравление, а обширный внутренний ожог. И теперь ещё несколько дней назад крепкий здоровый парень быстро угасал.

Это случилось ночью. Боль в очередной раз скрутила все внутренности. Боль ослепляла, казалось, мозг всё сильнее наполняется болезненным белым сиянием, от которого хотелось убежать и спрятаться. Среди моря сжигающего слепящего пламени он увидел тень и понял, что это проход, который позволит вырваться из этой боли, из этого огня. Там будет прохладно, там будет хорошо.

Он рванулся в обозначившийся туннель, и провалился в темноту.

После яркого света он долго привыкал к тусклому освещению настольной лампы, пытаясь сообразить, где он и что с ним. Боль исчезла, было легко и спокойно, было ощущение, что он парит в воздухе. На его кровати кто-то неподвижно лежал, рядом с кроватью стоял однотонно жужжащий прибор, по экрану которого протянулась ровная зелёная линия. И тут его пронзила мысль, простая и страшная в своей безнадежности: «Я умер, это уже не я, а некая субстанция, взирающая на мёртвое тело. Что будет со мной? Страшно распасться на атомы и исчезнуть. Я ведь так мало пожил».

Ему захотелось перенестись подальше от этого места. Как ни странно, это оказалось несложно, мысль ещё до конца не успела сформироваться, а он уже нёсся по комнатам и коридорам, не замечая стен и дверей. Мимо мелькали дома, площади, улицы и много-много людей, занимающихся своими обычными человеческими делами: кто-то гулял, кто-то ел или спал, кто-то танцевал или занимался любовью. Эта вереница чужих жизней завораживала, отвлекала от собственных горьких раздумий. Наконец он стал уставать, передвижение замедлилось. По-видимому, такие полеты души всё равно требовали неких энергетических затрат. Он испугался: вдруг без энергетической подпидки сил эта субстанция или душа, если угодно, разрушится, рассеется на атомы по всей земле? Вывод раздумий был не утешителен – психическую или духовную энергию можно взять только у живых людей, но как это делать? Он не знал.

В соседней квартире спала женщина. Суб погрузился в неё и затих, медленно впитывая энергию. Женщина была немолода, и вместе с новыми ощущениями обширных грудей и бёдер приходилось мирится и с массой проблем, связанных с возрастными изменениями и болезнями. Хотя и интересно было бы поэкспериментировать с женским телом, но всё-таки не с таким, и Суб, насытившись, отправился в дальнейшее путешествие.

Дома женщина занялась домашними хлопотами, приготовлением ужина. Суб не мог читать её мысли, но, судя по обилию еды и поставленной на стол бутылке вина, она ждала гостей или гостя. Подумалось: «Если это будет мужчина, любовник, я всегда могу удрать. А, может быть, мне захочется узнать и что-то большее об этом красивом теле».

Вечер прошел очень романтично, мужчина Субу понравился: веселый парень, такой обходительный, ласковый. Она называла его Виктором, а он её Мартой. Лёгкое вино, приглушённый свет свечей, медленная музыка. Субу нравилось, как Виктор бережно обращается в танце с этим прекрасным женским телом, хотелось прильнуть и положить голову на плечо.

И когда прозвучали слова любви и даже предложение о замужестве, Суб не возмутился, как поступил бы раньше, а, наоборот, попытался подсказать Марте ответить «Да». Действительно, женщина время от времени как будто прислушивалась к себе и к той иной сущности, что проникла в неё, и к радости Суба произнесла: «Я тоже тебя люблю, я согласна». Ему хотелось, чтобы такой замечательный вечер закончился для этих влюбленных страстной ночью. То, что он познает ощущения женщины, не пугало его: в конце-концов он же всегда может удрать.

Да, эмоции женщины были очень сильны, и они легко преодолели лёгкое сопротивление Суба, когда мужчина начал целовать Марту. Так сладко было ощущать нежные губы, ласки языка, а когда поцелуи от шеи опустились к холмикам грудей, к чувствительным соскам, Суб вообще забыл, что собирался покинуть тело в момент любовного таинства. Любовный пожар разгорался, возбуждение охватывало все новые участки постепенно оголяемого тела.

И когда мужчина приостановился и спросил: «Ты хочешь этого, хочешь сейчас, ты готова быть со мной до конца наших дней, родить наших детей?», Суб закричал «Да, да, да!», а женщина, прислушиваясь к себе, тихо произнесла: «Я хочу всего этого, и я могу подарить тебе всё это». И их тела переплелись, слились в любовном танце, и их совместный оргазм расплавил всех: и Виктора, и Марту, и Суба. Расслабленные, они лежали в любовных объятиях, и Суб впервые за всё время отключился, заснул, провалился в небытие.

Когда он очнулся, было уже утро. Женщина хлопотала по хозяйству, готовя мужчине завтрак. Её счастливая душа буквально пела и светилась. Суб чувствовал вялость и апатию, как будто он не зарядился, а, наоборот, отдал энергию. Он решил выбраться, чтобы подзарядиться от какого-нибудь другого тела, а затем вернуться в понравившуюся ему Марту. Но сколько бы он не пытался – выхода наружу не было, проход был закрыт. Нужно было дожидаться ночи.

«Мамаша, посмотрите, какая замечательная девочка у вас родилась!»

Обессиленная Марта измученно улыбнулась акушерке.

«Вы уже придумали ей имя?»

«Да, мы с мужем решили назвать нашу крошку Самантой. Мы так хотели девочку. У нас уже сейчас полон дом детской девчоночьей одежды и кукол. Виктор ждёт — не дождётся, когда дочка ему улыбнётся и научится произносить ма и па».

«Вот и славно, смотрите, как она сразу успокоилась рядом с Вами. Чувствует любимую мамочку.»

Саманта была счастлива, в её чистом как белый лист сознании не было ещё ничего: ни горестей, ни разочарований. Ей предстояла ещё длинная жизнь, целое приключение, волшебное превращение из девочки в девушку, затем в женщину, предстояло любить и быть любимой, предстояло самой подарить кому-то это чудо – жизнь.

Источник:
Рассказы женщин
JULIJANA.RU: Тема гендерной метаморфозы в литературе и изобразительном искусстве. Рассказы, фотографии, комиксы, общение, знакомства, чат. Stories (in Russian and English) about magical MtF (Male-to-Female) transformations. Pics, comics, discussions, dating, chat.
http://www.julijana.ru/stories/russian/lis/reink/

Рассказы женщин

Виолетта Георгиевна Федотова, биолог по образованию, обладает уникальной способностью общаться со своими наставниками, Духовными сущностями, которые отвечают на поставленные ею вопросы, и дают информацию широкого диапазона.
Кроме того, обладая ретроспективным видением и владея регрессивным гипнозом, она помогает людям решать многие проблемы, так или иначе связанные с событиями в прошлых жизнях. Виолетта Георгиевна любезно разрешила нам опубликовать некоторые истории из своей практики.

Видение первое.
Два мальчика в возрасте 12 — 14 лет играют в мяч на большой поляне перед роскошным старинным домом со стрельчатыми окнами. Чуть правее них садовник стрижет кустарник, окружающий поляну. Широкие ступени спускаются от дома к аллее, отделяющей поляну от дома. Владелец дома — богатый вельможа, а двое мальчиков — его дети от первого и второго брака. Один из мальчиков, худощавый и бледный, быстро устает в игре, и видно, как второй мальчик — более крепкий и коренастый, более активный и сильный, уговаривает его поиграть еще немного.

Третье видение
Большая гостиная с широким обеденным столом, за которым сидят отец, двое его сыновей, пожилая женщина (видимо, бабушка мальчиков) и члены еще одной семьи, состоящей из двух взрослых и двух девочек в возрасте примерно 12 и 6-7-лет. Входит вторая жена вельможи, мать младшего мальчика и присоединяется к сидящим за столом. Чувствуется, ее одинаково доброе отношение к обоим мальчикам. Двое слуг подают обеденные блюда.

Четвертое видение
Повзрослевшие мальчики сидят на массивной скамье в тени большого дерева и оживленно беседуют. Им примерно 17-18 лет. Их разговор становится все более напряженным, он переходит в спор, смысл которого сводится к соперничеству в чувствах к той самой девочке, которая присутствовала со своей младшей сестрой и родителями на обеде несколько лет назад. Неожиданно (кажется даже для самого себя) худощавый мальчик вызывает на дуэль младшего брата, а тот принимает вызов, ожесточенно думая, что проучит брата, но, конечно, не собираясь его убивать.

Пятое видение
Мальчики сражаются на шпагах. Младший наносит худощавому брату легкий укол в плечо. Тот бросается вперед и буквально нарывается на шпагу брата, которую тот не успевает отвести в сторону. Удар пришелся в живот. Худощавый мальчик повергнут. Он лежит на траве, а младший с ужасом склонился над ним, понимая, что произошло что-то непоправимое. Он пытается поднять брата, а потом бежит к дому по какой-то тропе, заросшей травой, а затем по аллее, окружающей большую поляну. На его крик выбегают трое слуг, а затем мать. (Отца не видно, он видимо был в отъезде).

Шестое видение.
На постели лежит раненый мальчик, а рядом плачущая мачеха. За ее спиной домашняя прислуга. Мальчик без сознания. Входит доктор и осматривает раненого… Тут-то и наступает кульминационный момент всей истории. Моей клиентке кажется, что она слышит, как доктор говорит плачущей женщине: «Ничем не могу порадовать… Если бы он был не так худ, все может и обошлось бы, а так…». Каким-то образом, участвуя в действии, я понимаю, что мальчик на какое-то мгновение пришел в сознание и буквально в последнюю минуту своей жизни услыхал слова доктора.
На этом все и заканчивается. Моя клиентка, глубоко переживая собственную судьбу в лице погибшего мальчика, приходит в себя.
Далее все идет в соответствии с предписанием самого метода. И остается ждать результата…

Источник:
Рассказы женщин
Научная эзотерика. Science-esoteric-tales.Тихоплав. Ваши рассказы 01
http://www.tihoplav.ru/dialog/ras01.html

COMMENTS